Артемий Воробьёв: «Волынщик просто надувает мешок»

Tuesday, the 12. January 2010, 17:04 by Hamish McKinnon

Разговор о том, как тянут волынку главные волынщики России

Московский оркестр волынщиков

Московский оркестр волынщиков

Волынка — традиционный музыкальный духовой инструмент многих народов Европы и Азии, получивший наибольшую популярность у шотландцев. Однако и русскому человеку волынка, как оказалось, совсем не безразлична.

«Часкор» поговорил об особенностях этого вида спорта (а именно спортом считается игра на волынке!) с основателем первого профессионального оркестра волынщиков России — Артемием Воробьёвым.

— На ваш взгляд, возрос ли интерес к волынке за последние 10 лет?
— Я думаю, он остался ровно на том уровне, на котором и должен быть. Это по-прежнему экзотический вид музыкальной культуры. Интересно, когда проводятся совместные российско-британские мероприятия, у которых британский характер. Или когда события привязаны к исторической дате, как День святого Андрея, например. Или же когда это тематическая вечеринка.

— Что нужно для того, чтобы научиться играть на волынке?
— Основное — это желание. Дальше надо приобрести практис-чантер (practice chanter) и впоследствии саму волынку. Практис-чантер — это маленькая дудочка, которая имитирует дудку волынки, на которой и играют саму мелодию. Это тихая дудочка, в отличие от волынки, поэтому с соседями проблем не будет. Звучит она так же негромко, как человеческий голос. На практис-чантере ставят дыхание и учатся играть.

Никакие запчасти и комплектующие для волынки и учебной дудочки в Москве в музыкальных магазинах не продаются. Тема эта очень эксклюзивная и хорошо развита только в узких кругах. Обычно приобретается всё через интернет напрямую из Великобритании.

— Во сколько обойдётся комплект инструментов?
— Хороший практис-чантер стоит в среднем от 100 долларов и выше. Профессиональная, но не самая украшенная волынка стоит где-то 1000 евро.

— Из чего складывается цена на инструмент?
— Шотландские волынки делают исключительно из чёрного дерева. Это очень дорогая порода, у который есть три основных разновидности, которые используют для изготовления духовых инструментов. Из эбенового чёрного дерева делают кларнеты и гобои. Из чёрного дерева макассар делают всё, что душе угодно. А есть гренадил — африканское чёрное дерево, растущее только на Мадагаскаре. Из него и делают волынки. Гренадиловое чёрное дерево выглядит как мрамор с тёмно-коричневыми и тёмно-кровавыми волнами в структуре. Это дерево содержит в себе очень много масел, и плотность его такова, что оно тонет в воде.

Дальше цену формируют украшения. Украшают волынки торцевыми кольцами, которые также служат как усилители торцов. Кольца делают из разных материалов — слоновой кости, серебра, пластика, дорогих пород деревьев. Серебряные кольца (особенно с ручной резьбой) стоят достаточно дорого, никелевые сплавы и другие материалы дешевле, но и смотрятся иначе.

Мешок волынки делают из кожи коровы или овцы. Шьётся кожаной стороной внутрь, замшевой наружу. Это делается для того, чтобы из мешка лучше выходила попадающая внутрь влага, губительная для труб. За мешком нужен уход — его нужно пропитывать специальными составами для сохранения герметичности и предотвращения ссыхания кожи. Ещё его надо просушивать после игры. Сейчас технологии настолько развиты, что мешки делают из синтетических материалов, требующих меньшего ухода, но настоящий кожаный мешок всё равно лучше. Есть и комбинированные двухслойные мешки (внутри гортекс, снаружи кожа), объединяющие достоинства синтетических и натуральных мешков.

— Есть ли деление волынок по размерам?
— Большая шотландская волынка (Great Highland Bagpipe) одного размера, но есть разновидности инструмента: малая шотландская волынка (The Scottish smallpipes), волынка Нижней Шотландии (Lowland pipes).

— Как настраивают волынки?
— В первую очередь волынки состраивают. В оркестре волынки играют в унисон — сто человек играют одну и ту же партию. Так и получается мощь звучаний — за счёт ширины и разлива звука. В оркестре волынщиков одна партия на весь состав. Иногда мы расходимся на двух- или трёхголосия, но это спецэффект.

А что касается именно настройки инструмента, то в волынках, как и в других духовых инструментах, есть телескопический набор. Я имею в виду трубы. Их можно делать короче (нота становится выше) или длиннее (нота становится ниже).

— На ваш взгляд, кому проще освоить волынку: тем, кто уже играет на каком-то музыкальном инструменте, или людям без знаний об интервалах и тональностях?
— Тем, кто учился в музыкальной школе и имеет представление о нотной грамоте, разумеется, проще, потому что нотная запись имеет классический вид. Кроме того, неплохо быть знакомым с понятиями темпа и ритма. Ведь самое главное для волынщика — время. В нужное время — нужные ноты и доли… Как в блюзе — ударения на слабые доли заставляют качать головой.

Для начала занятий не нужен весь курс сольфеджио для музыкальной школы, только азы — длительность, звуковысотность, ритм, какой крючок на нотном стане что значит и как вообще записываются ноты. Основательно сольфеджио можно изучать параллельно с игрой на волынке. В любом случае для того, кто захочет развиваться и узнавать волынку, придётся заниматься этим вопросом основательно.

А ещё для волынщика нужны хорошо развитые лёгкие, но эта особенность развивается в процессе обучения. В отличие от тех же труб или гобоя, на волынке мы не извлекаем звук «лицом». Умение владеть губным аппаратом для волынщика не критично, потому что он просто надувает мешок. Все трубы с тростями звучат сами. Задача волынщика — нагнетать давление в мешке. И это умение нужно постоянно тренировать. Практис-чантер как раз в этом очень помогает. Волынщик не расстаётся с практис-чантером с самого первого дня и до последнего, потому что разучивает на нём новые мелодии и оттачивает технику.

— Как с курением в рядах волынщиков?
— Вообще не приветствуется, поэтому при первой возможности стараются бросить.

— Сколько времени нужно, чтобы начать играть на волынке?
— Подготовительный курс, когда человек ставит себе технику и дыхание и готов заняться разучиванием пьес на инструменте, длится где-то полгода. Это если человек усердно занимается, то есть часа по полтора-два каждый день, и встречается с преподавателем два раза в неделю. А уже на самом инструменте начинают играть через год-полтора. Есть шотландская поговорка, которая гласит: хорошим волынщик становится через 10 лет практики. По собственному опыту могу сказать, что не врут. У волынки всего девять нот, но очень много мелизматических приёмов игры, и каждый из них надо оттачивать, чтобы добиться лёгкости и виртуозности.

— Кто чаще приходит учиться? Девушки или юноши?
— За последние четыре года моей работы в качестве педагога случилось страшное: девушки начали играть на волынке! (Улыбается. — К.Р.) Сегодня у меня четыре студентки в классе. В России дамам волынка оказалась небезразлична, хотя это чисто мужской вид спорта. А в США, Канаде и Шотландии около 30% волынщиков — женщины. Некоторые даже в военных оркестрах выступают.

— Почему это спорт?
— У музыкантов есть репетиции и конкурсы, а у волынщиков — тренировки и чемпионаты. Так, ежегодно проводится два основных мировых чемпионата среди волынщиков: в Глазго — World Pipe Band Championships и Piping Life, а в Эдинбурге — фестиваль военных оркестров Edinburgh Military Tattoo. Те, кто побывал на эдинбургском фестивале, входят в историю как один из лучших pipe band мира.

— Есть известные музыканты среди волынщиков?
— Гордон Данкан — он был трёхкратным чемпионом мира. Крис Армстронг, доктор Ангус Макдональд, который сделал много переложений народной музыки для волынки.

— Артемий, как давно вы сами играете на волынке?
— В 2000 году я начал заниматься изучением традиций духовых инструментов народов мира. И в то время в Москву часто возили оригинальные коллективы из Британии — гармошки, скрипки, волынки, танцевальные коллективы. Тогда-то я и подумал, что хочу этим заниматься. Через какое-то время моё увлечение выросло в первый профессиональный оркестр волынщиков. На сегодняшний момент нас 12 человек — 6 волынок и 6 барабанов.

В этом году мы вышли в России на мировой уровень — приняли участие в международном военно-музыкальном фестивале «Спасская башня». Мы были заявлены там как первый и единственный российский pipe band. Вместе с нами там был pipe band из Шотландии. С будущего года мы планируем принимать участие в таких же фестивалях в странах Европы.

—Часто выступаете?
— Сейчас кризис, но работа есть. А ярые поклонники мужчин в килтах о предстоящих концертах могут узнать на сайте оркестра .

Беседовала Катерина Рогачева

Recommend this article:

Posted in: Новости | Tags: , , , , , , , , ,
0 Trackbacks | Комментариев нет |

About the author:
Hamish McKinnon

Read all articles written by the author.

Leave a Reply

Please notice: Comments are moderated. This could delay your comment. There is no need to submit your comment again.